Когда грош был с дыркой

Когда грош был с дыркой

Иерусалимский этнографический музей
24.08
Теги материала: израиль, музей, страны, традиции

На самом деле, в этнографических музеях очень интересно: всякие старые вещи, о которых рассказывают бабушки, пишут в книжках, или их показывают в кино. А тут вот они настоящие, живьём.
И экскурсовод рассказывает такие истории, что и поверить трудно: действительно, что может быть общего у ребристой доски и стиральной машины с кучей кнопок и программ? Тем не менее, такая доска и ещё тазик в придачу — «дедушка» и «бабушка» нашей стиральной машины.

Этнографический музей есть и в Иерусалиме — называется «Двор старого ишува».

Помните, Букник-младший читал книгу Пуа Штайнер «Навеки мой Иерусалим»? Кроме исторических событий автор рассказывает и о повседневной жизни еврейской семьи: как был устроен дом, во что играли дети, кем работали соседи, как проходили занятия в школе. Букник-младший отправился в музей «Двор старого ишува», чтобы посмотреть на то, о чём читал в книге.

Дом, где открыт музей, очень старый. Нет, не так — ОЧЕНЬ старый.

Называется он «Дом Вайнгертена», по имени главного раввина квартала и владельца помещений Мордехая Вайнгартена. В этом здании родился знаменитый каббалист Ицхак Лурия (АРИ). Произошло это в 1534 году, почти 500 лет назад.
Комната, где родился АРИ, потом превратилась в синагогу. Закон того времени запрещал создавать новые синагоги в Палестине, их устраивали тайно, в квартирах. Сейчас синагога восстановлена и стала частью музея. Там можно увидеть книги АРИ и молитвенники, свитки Торы и т.д.

В одних залах музея воссоздана обстановка жилых комнат, в других устроены выставки одежды, головных уборов.

Есть и двор — очень важное место. Там не только играли дети, а хозяйки разводили цветы в горшках и кадках. Во дворе кипела работа — стирка и готовка, потому что в комнатах было тесно, душно и довольно темно.
У каждой семьи во дворе был «кухонный уголок» площадью в квадратный метр. Мало, конечно, но тогда не было ни холодильников, ни плит с конфорками, а для керосинки или примуса, на который ставили кастрюлю, места вполне хватало.

Зимой, когда шли дожди и задувал ветер, посуду и примус заносили в комнаты — и тогда к духоте тесной квартирки примешивался и кухонный чад.


Стирали бельё тогда тоже не так, как сегодня. «Ох, две стирки сегодня поставила, ужас просто!» — вздыхает, например, мама. А 80 лет назад стирали во дворе. У каждой хозяйки был определённый день, но не когда захочется, а с воскресенья по четверг — потому что в пятницу готовились к субботе. Музейный дворик раньше принадлежал восьми семьям, и поэтому каждая семья стирала раз в две недели, чаще не получалось.

Разжигали огонь и кипятили бельё в тазу. Мокрое и намыленное бельё с силой тёрли о камни или о стиральную доску, потом полоскали в чистой воде и вешали на верёвки сушиться. А когда бельё высыхало, его гладили утюгом, разогретым на углях. Да, это вам не на две кнопочки нажать и повернуть ручку на стиральной машине!

А воду — откуда брали воду? Кранов не было, ходили к колодцу. В Израиле с водой всегда были трудности (как и сейчас, кстати) — поэтому одной и той же водой пользовались для нескольких целей: например, когда мыли посуду, сначала счищали остатки еды и жира и только потом ополаскивали тарелки водой. Эту воду процеживали через ткань с угольками — и в этой почти чистой воде стирали бельё. После стирки воду не выливали — ею мыли пол и поливали цветы в горшках. Но и это ещё не всё. Что можно сделать водой? Оказывается, ею прочищали канализационные стоки, что вели из дворика на улицу.

«Зал профессий»

Чем занимались простые жители еврейского квартала? В XVIII столетии выбор был невелик: кузнецы, маляры, торговцы, старьёвщики, акушерки. Но когда в начале XX века в Палестину стали приезжать евреи из разных стран, людей стало больше и появились винодельни, типографии, маленькие кондитерские фабрики, пекарни и швейные мастерские. Открылось даже производство сувениров. Ведь в Палестину приезжали туристы и паломники, и каждому хотелось увезти с собой на память открытку, фигурку верблюда или миниатюрную модель иерусалимской синагоги.


Часто во главе небольших предприятий стояли женщины. Традиция эта пришла в Палестину из Восточной Европы: в Польше, Литве, России и на Украине женщины работали, чтобы мужья могли целый день учить Тору.

Шли годы, маленькие семейные предприятия разрастались. Все, кто живёт в Израиле, хорошо знают хлебопекарню «Берман» — её продукция продается везде, от крупных супермаркетов до маленьких лавочек. Хлеб, булочки, сухари и печенье, маца, кексы, пирожные и торты — всего не перечислишь. А начиналось это производство в старом домике недалеко от иерусалимской синагоги «Хурва». Там в 1874 году поселилась Криша Берман с семьёй. Она приехала в Палестину из Литвы и стала продавать домашнюю выпечку. Чёрный хлеб и бублики охотно покупали русские паломники, которым не нравились арабские питы. Потом подрос её сын Иеошуа, и они открыли свой магазин в Новом городе, за Яффскими воротами.

Клиентов стало так много, что силами домочадцев уже было не управиться. Берманы построили свою первую пекарню в иерусалимском районе Меа Шеарим. А со временем она превратилась в огромный хлебокомбинат. Сейчас его возглавляет четвёртое поколение Берманов. На заводе круглосуточно работают 400 человек, которые выпекают около 3 тысяч разных булок (и печений) в час.

А ещё в музее есть, например, модель синагоги «Хурва». Копию изготовил знаменитый сувенирных дел мастер Меир Розин. Или обстановка продуктового магазинчика, где в кассе хранятся старые израильские деньги. Эти простые монетки с дыркой посередине назывались знакомым всем словом «грош». В общем, если хотите увидеть героя ивритской поговорки «Это было в те давние годы, когда грош ещё был с дыркой», — приходите в этнографический музей!


Ещё материалы этого проекта
Время собирать каштаны
С горки на горку, из переулка в проулок, из подворотни – на проспект. Главное – смотреть не под ноги, а по сторонам. Что можно увидеть в Киеве за выходные?
26.08.2008
Город Голема
Сегодня Еврейский город не отделён стеной от остальной части Праги, как это было в древности. Но всё равно, придя сюда, чувствуешь, что ты в совершенно особенном месте. Кажется, что прошлое никуда не ушло, потому что о нём здесь никто не забыл.
20.04.2009
Цитрусовый ноябрь
Апельсины надо есть зимой, но не за столом, а прямо в апельсиновой роще, и чтобы сок брызгал во все стороны. Каждый год в начале ноября в израильском саду «Апельсиновая тропа» открывается сезон сбора цитрусовых.
04.11.2010
Башни Старого Таллина
В средние века Таллин окружала крепостная стена. Вы сами можете убедиться: она прекрасно сохранилась до сегодняшнего дня. Почти с каждой башней крепостной стены связана какая-нибудь история или легенда.
12.11.2008