Библейские женщины в европейском искусстве

Библейские женщины в европейском искусстве

18.02
Теги материала: воспитание, искусство

В разные времена и эпохи нелегкая судьба библейских героинь волновала умы европейских художников. В зависимости от конъюнктуры художественного рынка женщины превозносились как идеал красоты и чувственности, образец нравственности и покорности судьбе и даже как выдающиеся исторические личности. С полотен старых мастеров на нас смотрят Ребекка, Рахиль, Сара, Агарь и царица Савская. Но наиболее важными для искусства Западной Европы оказались три дамы: Вирсавия, Сусанна и Есфирь.

Судьба Вирсавии непосредственно связана с царем Давидом. Согласно Библии, Давид мирно прогуливался по крыше своего дворца, когда ненароком узрел купающуюся женщину редкой красоты. Оказалось, что это жена его собственного военачальника, Урии Хеттеянина, который немедленно был направлен царским указом в самое кровопролитное побоище, в котором он, разумеется, геройски погиб. Давид взял в жены молодую вдову, которая впоследствии родила ему сына, будущего царя Соломона. Незатейливая история Вирсавии была особенно любима художниками, которые часто использовали этот сюжет, чтобы поразмышлять над перипетиями человеческой жизни.

История главной конкурентки Вирсавии, Сусанны, стала известна в Европе благодаря Септуагинте — греческому переводу Ветхого Завета. Приключения этой приятной во всех отношениях дамы нашли широкий отклик в европейской живописи. Как и в случае с Вирсавией, Сусанна попалась на любви к водным процедурам. Два старца (а точнее — старейшины племени), узрев красавицу во время купания, решили познакомиться с ней поближе. Получив яростный отказ, они хотели очернить Сусанну, но тут на исторической сцене появился молодой пророк Даниил. Он подверг старцев хитроумному перекрестному допросу и доказал невиновность Сусанны.

Любители сильных страстей, художники предпочитали изображать наиболее яркий момент этой истории — стариков, втихаря наблюдающих за красавицей. Этот сюжет не только позволял запечатлеть волнительные контрасты молодого и дряхлого тела, но и нравоучительно противопоставить уродливый грех прекрасной добродетели.

Третья героиня еврейской истории прославилась несколько иным образом. Жена персидского царя Артаксеркса Есфирь раскрыла мужу глаза на интриги его любимого визиря Амана, который намеревался в одночасье погубить весь еврейский народ. Есфирь, нарушив все мыслимые правила этикета, потревожила своего венценосного супруга, пригласив его на ужин. Она рассказала Артаксерксу о происках Амана и вынудила царя принять нелегкое решение — признать правоту женщины, а не визиря.

В интерпретации Рембрандта эта история непростых человеческих отношений превращается в настоящий психологический триллер. Художник запечатлел момент, когда Есфирь, только закончив свой рассказ, нервно сжимает ладони, готовясь принять свою участь. Персидский царь, озадаченный нелегким выбором, мрачно насупился. Но Рембрандт, мастер тончайших светотеневых решений, посылает нам обнадеживающую подсказку. Золотистый луч света объединяет фигуры Есфири и Артаксеркса, оставляя в глубокой тени пройдоху Амана, которого ждет заслуженная кара. Об этой истории вспоминают и по сей день, когда отмечают праздник Пурим, с которым мы спешим поздравить читателей «Букника-младшего»!


Ещё материалы этого проекта
Кровавые сюжеты
Древние греки в искусстве бывали необычайно кровожадны. К числу их любимых сюжетов относится Кентавромахия. Все началось с того, что относительно мирное племя лапифов, населявшее Фессалию, задумало пригласить кентавров – мифических существ с людскими торсами и лошадиным телом, на свадьбу своего царя.
24.09.2013
В гости к мумиям
Отправляясь с ребёнком в музей в первый раз, избегайте заведомо «скучных» мест: дошкольник никогда не оценит выставку рисунков и гравюр, едва ли сможет задержаться у витрины с мелкими археологическими древностями. Главное — попытаться понять, что кажется красивым самому малышу!
15.11.2010
О прогрессивных крестьянах, настоящих младенцах и прочих радостях жизни
Горожане в XV веке были людьми практичными и прогрессивными — они первыми усомнились в том, что Бог имеет нездоровое пристрастие к карательным мерам. Средневековый страх перед смертью и адскими муками уступил место радости жизни и осознанию безграничных возможностей человека.
27.11.2012
О чём молчит Пикассо
Пикассо — особенный. Он дожил до глубокой старости, был знаменитым, успешным и очень богатым, но всё равно рано утром брал тележку и брёл собирать всякий хлам на окрестных помойках, ещё и жену заставлял. Зачем?
16.04.2010