Мудрец-отступник

Мудрец-отступник

15.08

Элиша бен Абуя родился в знатной и богатой семье. В доме его отца говорили по-гречески и не слишком интересовались еврейскими традициями. Однако Абуя оставался евреем. И когда настало время обрезать мальчика, отец устроил роскошный пир.


На праздниик Абуя пригласил всех уважаемых людей города, в том числе — прославленных мудрецов р. Элиэзера и р. Иегошуа. Их он посадил за отдельный стол — возможно, полагая, что на шумном празднестве мудрецам будет не очень уютно.

И действительно, пока прочие гости пели, плясали и веселились, р. Элиэзер и р. Иегошуа начали говорить о Торе. Да так увлеклись, что забыли обо всём вокруг.

Вид мудрецов, погружённых в изучение Закона, потряс Абую. И он дал обет: его сын тоже будет учить Тору. Свое слово Абуя сдержал. Когда Элиша подрос, отец отправил его в иешиву. Мальчик оказался очень способным и вскоре стал блестящим знатоком Писания.

В отличие от других мудрецов того поколения, Элиша не ограничивался изучением Торы. Параллельно он занимался греческой философией и литературой.

Между тем ситуация в Иудее оставалась очень сложной. После того как восстание Бар-Кохбы было утоплено в крови, римляне запретили евреям изучать Тору (этот запрет был отменён лишь после смерти императора Адриана). Многие мудрецы были казнены или вынуждены бежать. Среди погибших и умерших от голода и болезней было немало настоящих праведников. Поэтому люди задумывались: а есть ли смысл учиться и соблюдать заповеди, если праведники страдают наравне с грешниками?

Вот и Элиша постоянно размышлял над этим вопросом. Чем больше он видел, как страдают достойные люди, тем больше укреплялся в своих сомнениях.

Последней каплей стала казнь рабби Хуцпита — всеми уважаемого старика ста тридцати лет отроду. По обычаю, перед казнью его спросили, нет ли у него последней просьбы. Хуцпит ответил:

— Есть. Отложите мою казнь на один день.
— Зачем? — удивился римский чиновник. — Не всё ли равно, когда умереть, днём раньше или днём позже?
— Нет. Если я проживу ещё день, то смогу ещё дважды исполнить заповедь Творца — прочитать Шма утром и вечером.

Через несколько дней, проходя мимо места казни, Элиша увидел, как свинья тащит язык погибшего мудреца. Вытерпеть этого он не смог:

— Язык, который не произносил ничего, кроме слов Торы, ныне лижет прах? Нет, не могу я верить в такого Бога.

Бросив книгу в пыль, Элиша пошёл прочь, решив, что больше не станет служить Всевышнему и соблюдать заповеди.

Разочаровавшись в Торе, Элиша стал демонстративно нарушать её законы: есть свинину, публично осквернять субботу… Перемена была столь решительной, чти люди, знавшие его раньше, удивлялись — тот ли самый человек перед ними? Одна женщина, увидев Элишу, как-то не выдержала и воскликнула:
— Ты кто такой?
— Неужели ты меня не узнаёшь? Я — Элиша, сын Абуи.
— Элиша? Элиша, которого я знала, был знатоком Торы и соблюдал все её заповеди! Нет, ты не Элиша, ты кто-то другой!

После этого за Элишей закрепилось прозвище Ахер, что на иврите означает «другой».

Как это нередко бывает, Элиша, порвав с Торой, превратился во врага иудаизма. Врываясь в школы, где дети учили Тору, он грубо прерывал учителя и начинал кричать:

— Чему ты учишь этих детей? Что из них вырастет — такие же бесполезные дураки, которые всю жизнь читают никому не нужные книги? Пусть этот мальчик пойдёт учеником к сапожнику, этот к портному, этот к каменщику — тогда из них выйдет толк!

После того как Элиша стал отступником, прежние друзья и последователи покинули его. Исключением стал один-единственный ученик — рабби Меир. Несмотря на отступничество учителя, он продолжал общаться с ним и даже заниматься Торой, а на удивлённые вопросы отвечал:

— Я ем гранат, а косточки выплёвываю.


Отступничество не принесло Элише счастья. Он потерял старых друзей, но так и не приобрёл новых. Абуя, отец Элиши, был человеком знатным и богатым, а сам Элиша в конце жизни впал в нищету. Учеников и последователей у него не было. Он умер в одиночестве, покинутый всеми, кроме рабби Меира.

Элиша ничего не оставил дочерям, поэтому им пришлось жить подаянием. Сначала мудрецы не хотели поддерживать детей отступника, но затем проявили милосердие и оказали им необходимую помощь.

Эта забота оказалась не напрасной. Внук Элиши, рабби Яаков, стал известным знатоком Торы.

Ещё материалы этого проекта
День любви
Ту бе-Ав – праздник, которого нет в Торе. Вполне возможно, что евреи отмечали его еще тогда, когда никакой Торы не было и в помине.
25.08.2008
Как трудно быть послушным!
«Ты должен слушаться маму и папу!», «Нужно помогать маме!» – эти слова мы слышим с самого раннего детства. Кое-кто даже считает, что взрослые твердят их потому, что всем удобно иметь под рукой послушных сыновей и дочек.
27.04.2009
Учимся отдавать
Еврейские мудрецы говорили: если у нас есть больше, чем у других, значит, Всевышний дарит нам подарок, и будет справедливо поделиться им с другими людьми.
11.05.2009
Заповеди, их дочери и сыновья
Все дети разные, но кое в чём они очень похожи друг на друга – все хотят вырасти поскорее. И у еврейских детей это получается: мальчики считаются взрослыми уже с тринадцати лет, а девочки – с двенадцати! Когда мальчику исполняется тринадцать, его называют «бар-мицва» – сын заповеди.
15.09.2008