Как говорить с детьми о смерти — основные принципы.

Как говорить с детьми о смерти — основные принципы.

Консультации детского психолога Каждый ребёнок сталкивается с предельными вопросами — вопросами начала и конца, жизни и смерти.
2.07
Теги материала: воспитание, психология

Каждый ребёнок сталкивается с предельными вопросами — вопросами начала и конца, жизни и смерти. Поиск ответов на эти вопросы — одна из важнейших задач развития личности и создания собственной картины мира.


Есть определённый возраст, когда ребёнок подходит к подобным темам вплотную. В теории детской психологии считается, что такой возраст наступает в 5-6 лет. На самом деле всё очень индивидуально и зависит от скорости речевого развития и многих других показателей. Обычно ребёнок впервые задумывается над этой темой между четырьмя и пятью годами. Однако, если двухлетний ребёнок пережил потерю близкого существа, пусть даже хомяка, он расстраивается и пугается. В нашем сознании с рождения заложены определённые модели восприятия. Даже годовалый ребёнок чётко отличает живое от неживого, ориентируясь на позу, контуры, пластику.

Нельзя сказать, что мы, взрослые, знаем о смерти всё. Каждый человек продолжает думать над этой темой в течение всей жизни. И всё равно, когда уходит близкий человек, мы всегда потрясены. И тут важен первый принцип: ни в коем случае не представляться детям всеведущим мудрецом. Даже если вам сейчас кажется, что вы готовы дать квалифицированный ответ, через 5-10 лет ваше мировоззрение может настолько измениться, что ответы на те же самые вопросы окажутся совершенно другими. И не потому, что вы изменили своим принципам, а просто потому, что вы тоже находитесь в процессе становления.

Разговаривая с детьми пяти лет и старше, лучше сказать: «сейчас я думаю так», «я тоже над этим думаю». Дайте ребёнку понять, что вы не эксперт, вы тоже размышляете, но продвинулись в своих размышлениях значительно дальше, потому что у вас было больше времени.

Второй принцип: детей нельзя обманывать.Часто родители, не зная, что сказать, морочат детям голову и делают вид, что всё нормально. Например, ребёнку, увидевшему мёртвого воробья, родители говорят: «Он заснул, он сейчас проснётся», — но малыш чувствует, что здесь что-то не так. Враньё десять раз обернется против вас: дети быстро понимают, что в важных делах вам доверять нельзя — всё равно правды от вас не добьёшься.

Третий принцип — отвечать только на заданные вопросы. Пусть вашему ребёнку уже пять или шесть лет, психологически он может быть моложе своего биологического возраста. Не стоит самим заводить разговоры на скользкие темы ради педагогических или просветительских целей.

Встречаются, правда, достаточно скрытные дети. Если вы уверены, что ваш ребёнок таков, что он не решается заговорить с вами первым, проявите инициативу сами. Кроме того, почти все дети думают, что взрослые ничего не понимают и разговаривать с ними бесполезно.

Малыш может молчать, потому что не надеется услышать от взрослых что-нибудь стоящее, ведь часто они пропускают мимо ушей самые важные детские вопросы. В повседневной суете мы не можем понять, сколь необходимы ребёнку ответы на них. Иначе ребёнок загоняет проблему внутрь и, поскольку сам не в силах разобраться в ситуации, выдаёт неожиданные и непредсказуемые реакции: дурное поведение, ночные кошмары, страхи.

Почти в каждой семье тема смерти и ухода табуирована. Мы сами не любим думать и говорить о печальном. Мы уходим от ответов, желая защитить ребёнка: пока малыш не знает, что люди умирают, пока человек не знает о смерти, он — бессмертен. Однако взрослому нужно быть готовым к подобному разговору, это необходимый этап взросления, который родители должны пройти вместе со своими детьми.

Ещё материалы этого проекта
Особенные дети
Когда я работала в детском саду с трёхлетними детьми-аутистами, отец Идо, мальчика из моей группы, каждый день спрашивал: «А это у него пройдёт? А он сможет, как все дети, пойти в первый класс обычной школы?» Мне очень хотелось сказать ему: «Да, пройдёт, всё будет хорошо». Нет, к сожалению, это не проходит.
10.06.2010
Форменная реконструкция
В прошлом веке в России школьная форма упразднялась только в период войн, голода и смут. В стабильные времена, с 1834 года по 1918-й, с 1948-го по 1992-й, она благополучно жила и развивалась в категории гражданских мундиров, к окончанию второго срока жизни избавив образ школьника от военной выправки, а школьницы — от мирной кротости.
11.03.2013
А то не вырастешь!
Редакция  «Букника-младшего» вдумчиво отрефлексировала детство и собрала самые горькие его слёзы.
03.06.2013
Нахес фун киндер
Все мы знаем о «еврейской маме». Но миф этот, между прочим, несправедливый — это я вам говорю как отец и как специалист. В традиционном еврейском мире, если кто детей любил, баловал, умилялся, прощал и т. п., так именно что папаша.
27.07.2010