Писатели и школа

Писатели и школа

О том, какие отношения сложились у разных писателей со школой, — наша подборка
2.09
Темно-синее утро в заиндевевшей раме
напоминает улицу с горящими фонарями,
ледяную дорожку, перекрестки, сугробы,
толчею в раздевалке в восточном конце Европы.
Там звучит «ганнибал» из худого мешка на стуле,
сильно пахнут подмышками брусья на физкультуре;
что до черной доски, от которой мороз по коже,
так и осталась черной. И сзади тоже.
Дребезжащий звонок серебристый иней
преобразил в кристалл. Насчет параллельных линий
все оказалось правдой и в кость оделось;
неохота вставать. Никогда не хотелось.
И. Бродский
19751976

Учебный год начался.
Праздник и радость, грусть и тоска по, как всегда, слишком быстро пробежавшему лету, а кроме того — огромная головная боль для родителей. Все мы мечтаем о детях — хороших учениках. В крайнем случае главное утешение незадачливых родителей двоечников и хулиганов — Эйнштейн: учился, мягко говоря, неважно; учителя признавали, что и вовсе безнадежен, а зато потом, оооо!
Приятно думать, что великие плохо учились, прогуливали занятия, ужасно себя вели, никогда не занимались спортом, музыкой и робототехникой, все свободное время играли в «Майнкрафт» вышибалу, зато потом стали президентами, академиками и гениальными клоунами. 
Но бывает и по-другому. Хемингуэй, например, учился в престижной школе, одновременно занимался боксом и футболом, пел в церковном хоре и играл на виолончели (мама заставляла), писал рассказы в школьный журнал — и все это делал прекрасно. Зато после окончания школы наплевал на требование родителей поступить в университет, уехал в Канзас-Сити и устроился репортером в городскую газету.
О том, какие отношения сложились у разных писателей со школой, — наша подборка.


Николай Гоголь

Поступая в Нежинскую гимназию, молодой Николай Гоголь обнаружил познания лишь по Закону Божию, в остальных науках был откровенно слаб. Учитель латинского языка, единственный педагог, оставивший о Гоголе свои воспоминания, сообщает: «Он учился у меня три года и ничему не научился <...> Во время лекций Гоголь всегда, бывало, под скамьею держит какую-нибудь книгу и читает <...> Это был талант, не узнанный школою и, ежели правду сказать, не хотевший или не умевший признаться школе».

Ещё материалы этого проекта
«У нас больше нет ориентиров…»
Дольто рассматривает любую психологическую реальность, будь то детская сексуальность, чувство вины, потребность в безопасности и пр., не только с точки зрения психоаналитической теории индивидуального развития, но и в культурно-исторической перспективе.
05.03.2010
Исповедь мамы первоклассника
Провинциалы, обречённые до последнего вздоха покорять этот чертов город. У нас нет бабушек в Потаповском, никто не покупал нам с пенсии леденцы в «Елисеевском». Мы идём вперед, сметая всё по пути. Каждая преграда – экзамен, за который обязательно нужно получить «отлично». Сочиняя историю нового рода, мы выбираем школу для ребёнка, как Веллингтон своё Ватерлоо.
23.01.2009
Особые книжки про особых детей
Во многих странах тема особого ребенка, его взаимоотношений с окружающим миром вошла в художественную литературу довольно давно. 5 сентября в Москве пройдет круглый стол «Книги про «особых детей»: социальный заказ или нравственная необходимость?»
28.08.2008
Что делать?
Сексуальные шутки, ассоциации, наряды стали настолько обыкновенными деталями окружающей жизни, что многое мы попросту перестаём замечать: сисястых феечек, заполонивших детские журналы, дошкольниц в ярком мейк-апе на плакатах, двусмысленные шутки, слетающие с детских уст в ситкомах и рекламных роликах.
23.07.2010