Подсадная утка

Подсадная утка

В день рождения Карандаша «Букник-младший» публикует фрагмент из воспоминаний Юрия Никулина.
10.12
Теги материала: современные герои

В седьмом ряду у самого прохода сидели два парня. Один из них попытался подставить клоуну ножку. Карандаш в ответ на это натянул ему на глаза кепку, а потом закричал инспектору манежа:

— Александр Борисович, тут ребята просят, чтобы я их чему-нибудь научил!
— Ну, правильно, Карандаш, — ответил серьезно Буше. — Надо передавать молодежи свой опыт.

Тогда Карандаш чуть ли не насильно вытащил на манеж этих парней: одного, маленького, в телогрейке и кепочке, все время улыбающегося, и другого, видимо, дружка первого, — длинного, одетого в старое кожаное пальто, висевшее на нем как на вешалке, в сапогах и надетой набекрень морской фуражке. Длинный все время стеснялся и пытался уйти с манежа. Карандаш его удерживал.

В это время из первого ряда поднялся подвыпивший пожилой гражданин в очках и довольно бойко перелез через барьер. Карандаш растерялся.

— Что, тоже учиться? — спросил он гражданина.
Тот кивнул головой и подошел к стоящим посреди манежа парням.

Заинтригованный зрительный зал засмеялся: чему же будет учить Карандаш? А он, поздоровавшись с ними за руку, стал проводить комический медосмотр. Пожилого человека в очках заставил несколько раз присесть, затем послушал у него пульс и пощелкал себя пальцами по горлу, как бы спрашивая: не выпиваешь ли?

Тот, ощерившись беззубым ртом, полез к Карандашу обниматься.
— Нет, не годится! — сказал Карандаш и отправил мужчину на место.

После этого он начал осматривать двух парней: пощупал бицепсы у маленького — остался доволен, а потом долго искал мускулы у длинного, пытаясь их прощупать сквозь рукава кожаного пальто.

Затем, заставив ребят снять пальто и телогрейку, скомандовал:
— Давайте лошадь!
На манеж вывели одну из лошадей Манжелли.
— Сейчас начнем учиться верховой езде! — объявил Карандаш.

И тут начался комический номер. Карандаш по очереди сажал парней на лошадь. Они пугались. Лошадь на ходу сбрасывала незадачливых наездников. Парни, прикрепленные к лонже, летали вокруг манежа. Зрители, глядя на этот каскад трюков, на растерянных парней, буквально валялись от смеха. А парни после езды собрали вещи (во время «учебы» они потеряли кепку и фуражку, а у одного из них слетел сапог. В финале, перепутав свои пальто, они уходили на места).

Вместе со зрителями над этой сценкой смеялись билетеры, музыканты оркестра с дирижером, артисты, стоящие в проходах. Билетерши рассказывали, что, уходя из цирка, многие зрители говорили:
— Ну и посмеялись сегодня. Надо же, как повезло. Такое не всегда увидишь! Каких обормотов из публики вытащил. Есть же такие!

Эту сценку видели и мои товарищи по студии, а я не мог посмотреть ее со стороны, потому что играл в ней роль длинного парня из публики.

В толстой тетрадке в клеточку, на странице с датой 20 апреля 1947 года записано:
«Карандаш предложил мне репетировать с ним “Сценку на лошади”».



Началось все с того, что Карандаш обратился к художественному руководителю студии с просьбой дать ему двух студийцев для участия в клоунаде, которую он придумал. Выбор Карандаша пал на самого маленького по росту Анатолия Барашкина и меня.
Карандаш пригласил нас к себе и долго рассказывал о клоунаде. Мы с Барашкиным должны как зрители сидеть в публике, а Карандаш после конного номера вытащит нас на манеж и начнет учить верховой езде. Там с нами должен произойти ряд комических трюков, ибо мы на лошади ездить не умеем. В этом заключалась суть номера.

— Будем репетировать и придумывать по ходу, — сказал в заключение нашей беседы Карандаш.

Прежде чем репетировать клоунаду, Михаил Николаевич велел нам начать учиться ездить на лошади.
— Не будете уметь ездить, разобьетесь на первом же представлении.

В течение трех недель мы ежедневно приходили в шесть часов утра в цирк и под руководством опытного дрессировщика лошадей Бориса Манжелли учились ездить верхом. К концу занятий мы даже могли самостоятельно, стоя на лошади, сделать несколько кругов по манежу. После этого началась работа над клоунадой. Первую репетицию Карандаш назначил на одиннадцать часов утра. Мы с Барашкиным пришли без пяти минут одиннадцать.

— Почему так поздно явились на репетицию? — закричал на нас Карандаш.
— Как поздно? Ведь еще без пяти одиннадцать,— залепетали мы.
— Артист обязан быть готовым к репетиции за полчаса. Надо все принести, проверить, настроиться. Чтоб это было в последний раз!

С тех пор мы приходили на репетицию за час до начала, переодевались, готовили лонжу и «настраивались».

Время репетиций для Карандаша было священным. Рассказывали, что, когда Карандаш еще учился в цирковом техникуме, он познакомился с девушкой и пригласил ее в кино. А чтобы не опоздать на репетицию, он завел дома будильник и положил в карман. В середине сеанса звонок будильника переполошил всех окружающих. На репетицию Карандаш не опоздал, но, говорят, девушка с ним больше не встречалась.



Репетируя «Сценку на лошади», я впервые испытал на себе, как делается клоунада. Карандаш приходил на репетицию, держа в руках листок бумаги. Видимо, он заранее разрабатывал трюки, текст и все это записывал. Все, что он придумывал, пробовалось по нескольку раз. Мы с Барашкиным ощущали себя пешками. Куда нас ставил Карандаш, там мы и стояли, по команде падали, по команде двигались. Все распоряжения выполняли беспрекословно, не раздумывая и не обсуждая их.

Один только раз я робко сказал:
— Наверное, главное, Михаил Николаевич, чтобы публика не узнала, что мы артисты?
Карандаш, услышав мою реплику, недовольно хмыкнул и назидательно произнес:
— Вы еще не артисты. Надо, чтобы публика не узнала, что вы свои.

Фрагмент из книги Юрия Никулина «Почти серьезно».

Автор иллюстрации к материалу — Юрий Белинский, ИТАР-ТАСС. «Закадычные друзья. Народный артист СССР Михаил Николаевич Румянцев (клоун Карандаш) на прогулке. Ленинград».
Ещё материалы этого проекта
Золотая Голда
Имя Голды Меир известно всему миру. Эта женщина была одной из тех, кто создал еврейское государство. Она стояла во главе правительства Израиля в самые тяжёлые для страны годы. Её имя – Голда – означает «золотая», а фамилия Меир – «озаряющая».
03.11.2008
Рамбам
Маймонид сделался одним из лучших врачей Египта. Он стал придворным лекарем сначала главного визиря, а затем и правителя страны — прославленного Саладина. Приглашал его к себе и английский король Ричард Львиное Сердце.
05.10.2010
«Один атом ругался матом»
Нет! Жизнь моя не стала ржавой,
Не оскудело бытиё...
Поэзия — моя держава,
Я вечный подданный её.
18.06.2013
Один среди врагов
Яков Ингерман никогда не думал, что станет героем. Какой из него герой — обычный учитель математики в деревенской школе. Да ещё такой худой и слабый, что сначала его даже в армию брать отказывались. Но страна воевала, и Яков не желал оставаться в стороне.
10.05.2010