Пять Маршаков

Пять Маршаков

26.01

Что общего у человека со сковородой на голове, Шалтая-Болтая, сонетов Шекспира и Макферсона, идущего на казнь? Даже если вы не знаете, кто такой Шекспир, или не слышали о пирате Макферсоне, то уж с человеком рассеянным с улицы Бассейной наверняка знакомы.

Смешного рассеянного, Шалтая-Болтая, спесивого Мистера Твистера, а также кошку с ее сгоревшим домом — всех их придумал писатель Самуил Яковлевич Маршак. Да так талантливо написал про их приключения, что стихами его зачитываются дети нескольких поколений.

Еще ваши дедушки и бабушки читали наизусть стихи про даму, которая сдавала в багаж

Диван,
Чемодан,
Саквояж,
Картину,
Корзину,
Картонку
И маленькую собачонку.


Они плакали над печальным концом сказки о глупом мышонке и смеялись над приключениями рассеянного, который на трамвале ехал на вокзай.

С тех пор прошли десятилетия, жизнь во многом изменилась. Но и современные дети с удовольствием читают те же самые стихи, которые ничуть не устарели. Как и пятьдесят, и семьдесят лет назад, на полках в шкафу живут «Пудель», «Мастер-ломастер», «Двенадцать месяцев»…

Самое интересное, что дети, и вырастая, не расстаются с книгами Маршака. Нет, конечно, в 10-м классе никто не читает «Где обедал воробей?» или «Английские песенки». На смену детским стихам приходит знакомство с удивительным миром сонетов Шекспира, которые перевел Самуил Маршак.

Проходит еще несколько лет — и повзрослевшие читатели берут в руки томик лирики Маршака:

Пусть будет небом верхняя строка,
А во второй клубятся облака,
На нижнюю сквозь третью дождик льется,
И ловит капли детская рука.

Неужели это все тот же Маршак, чьи звонкие стихи они декламировали в детстве, хлопая в ладоши и подскакивая на месте:

Мой
Веселый
Звонкий
Мяч,
Ты
Куда
Помчался
Вскачь?

Да, это все тот же Маршак.

А потом выросшие читатели откладывают в сторону Бернса, Блейка и Шекспира и снова берут в руки сборник стихов про рассеянного, усатого-полосатого и Шалтая-Болтая, чтобы прочитать их со своими детьми.

* * *

Родился Самуил Яковлевич Маршак в 1887 году в городе Воронеже и первые годы провел на окраинах Воронежа и маленького городка Острогожска.

Давайте мысленно перелистаем семейный альбом Маршаков. Вот с фотокарточки серьезно смотрит на нас двухлетний Сема. «Енарал Бородин на всю губернию один», — гордо говорила о живом и подвижном мальчике старая няня.

Кстати, свои первые стихотворные строчки Сема написал в совсем юном возрасте:

Я, поэт знаменитый, -
Каждый день бываю битый…

И сам со смехом вспоминал, с какой легкостью сочинял когда-то стихи:

«Понадобилась к слову "знаменитый" рифма — не загрустил. Хорошо, пожалуйста: "знаменитый - битый". Подошло — ладно. Пусть будет "битый". И хотя меня никто никогда не бил, я все-таки погрешил правдой и взял это слово для рифмы…»

Самуил Яковлевич сочинял стихи действительно легко, как говорится, в один момент. Корней Чуковский вспоминал, как на юбилее известного ученого Евгения Викторовича Тарле сказал Маршаку, что тот ни за что не придумает рифму к фамилии юбиляра. И Маршак мгновенно написал такие строчки:

В один присест историк Тарле
Мог написать (как я в альбом)
Огромный том о каждом Карле
И о Людовике любом.

Смотрите, как Маршак буквально за пару минут написал такую блестящую эпиграмму. Виртуоз! Наверное, и остальные его стихи рождались так же легко и быстро, на глазах у изумленной публики?

Но это лишь видимость. Да, Маршак действительно сочинял стихи легко. А вот работал над ними долго и трудно, зачастую годами шлифовал свои произведения. И не только лирические стихотворения, трудные переводы из английских поэтов или статьи. Прежде всего — стихи для детей, ведь Маршак считал, что для детей надо писать еще лучше, чем для взрослых.


Первый вариант произведения очень редко нравился Маршаку. Впрочем, как и пятый, седьмой, а частенько и десятый. Знаете, сколько лет работал поэт над «Мистером Твистером»? Пятнадцать! Первый вариант стихотворения датирован 1933 годом, а окончательная редакция — 1948-м.
А между 1933 и 1948 годами текст стихотворения все время менялся, автор вычеркивал целые строфы и вписывал другие, более удачные. Все время работал — хотя, наверное, многие другие писатели остались бы довольны и самым первым вариантом.

«Автор с трудом расстается со своим сюжетом и героями. Книга напечатана, а начатая игра чувств и воображения еще не закончена. И в результате книга растет и изменяется, включая новые мысли, новые ситуации, новые персонажи. Так было и с моим "Мистером Твистером", когда постепенно создавалась роль дочери Твистера, увеличивалась роль чистильщика сапог и на последних страницах появились два негритенка», — писал Самуил Яковлевич в письме Н.Т. Ковачевой.

Только те строки, где каждое слово выверено и точно, переживут время, считал Самуил Яковлевич. И это действительно так. Много книги-однодневки забыты, а стихи Маршака радуют читателей уже почти век.

* * *

А вот другая фотография в альбоме. Самуил Маршак и Софья Мильвидская незадолго до свадьбы.

Со своей женой Маршак познакомился на пароходе, направляясь в поездку по странам Ближнего Востока. Вот как вспоминает об этом Юдифь Маршак-Файнберг, младшая сестра Самуила Яковлевича:
«В мае 1911 года Самуил Яковлевич в качестве корреспондента "Всеобщей газеты", в которой он сотрудничал, отправился в свое первое заграничное путешествие. С ним вместе поехал и поэт Годин.

Вот уже полгода путешествуют они по странам Ближнего Востока, откуда брат присылает в петербургские газеты и журналы очерки в прозе, шуточные и лирические стихи. <...>

Ждем возвращения Самуила Яковлевича со дня на день. Мама уже волнуется, что он не едет, боится, не заболел ли. И действительно, ее предчувствие оправдывается: у брата приступ малярии, и он немного задерживается.

"А пока, вместо меня, - пишет он в письме, - приедет к вам моя невеста - Софья Михайловна Мильвидская".
В тот же вечер Моисей Яковлевич едет за невестой брата и привозит ее к нам.
Мы не можем отвести глаз от ее прекрасного лица, от ее прелестной улыбки.

Софья Михайловна рассказывает нам о том, как она познакомилась со своим женихом, как вместе ехали они из Одессы на пароходе. Показывает нам стихи, которые он ей прислал уже в Петербург.


Здравствуй, зимнее ненастье,
По волнам лечу к тебе.
Ропщут трепетные снасти
С ветром северным в борьбе.

Ледяная, здравствуй, нега!
В снежном крае ждет мой друг.
И легко, как в день побега,
Покидаю светлый юг.

Гаснет солнце золотое
Меж темнеющих зыбей.
Завтра выплывет другое
И туманней и бледней.

Только светлое участье
Мне рассеет эту тьму -
Здравствуй, северное счастье.
Зимовать не одному».

Во время этой поездки Маршак побывал в Турции, Греции, Сирии и довольно долго прожил в Палестине. Он много путешествовал по стране, был в Иерусалиме, в Яффо, бродил по Иудейским горам. И посвятил много стихотворений земле своих предков.

* * *

Снимок 50-х годов: Маршак обнимает двух мальчиков. Это Яша и Саша, внуки поэта. У Самуила Яковлевича было трое детей: два сына, Иммануэль и Яков, и дочь Натанель. И внуков у него тоже трое: Алексей, Яков и Александр. А сейчас есть и правнуки с праправнуками.
Дети и внуки Самуила Яковлевича были первыми слушателями, а иногда и главными героями стихотворений. Когда сын Маршака Яков был маленьким, он очень любил папину сказку про девочку и котенка, где стихи перемежались с прозой. И просил рассказывать ее снова и снова. Так возникла книжка «Усатый-полосатый».

Раз,
Два,
Три,
Четыре.
Начинается рассказ:
В сто тринадцатой квартире
Великан живет у нас…

Это стихотворение — «Великан» — про старшего внука Маршака Алешу. И сто тринадцатая квартира вовсе не придумана поэтом, мальчик действительно жил в Москве в квартире № 113.

* * *

 
Всю свою жизнь Самуил Яковлевич Маршак посвятил литературе. Писал пьесы и сказки для детей, стихи -лирические и детские, переводил поэзию. Был непревзойденным редактором и в 30-е годы возглавлял ленинградский отдел Детиздата. Маршак находил в потоке рукописей талантливые работы, днями и ночами сидел с авторами, проговаривая каждую строчку. Зачастую переписывал тексты за начинающих авторов. Именно Маршаку обязаны своими писательскими именами известные на всю страну Сергей Михалков, Виталий Бианки, Л.Пантелеев.

Корней Чуковский однажды остроумно приветствовал в лице Маршака пять Маршаков: Маршака — детского поэта, Маршака-драматурга, лирического поэта, переводчика и Маршака-сатирика. И если вы заинтересуетесь творчеством поэта, прочтете его стихи, статьи, воспоминания, то, может, вам удастся продолжить список Маршаков?

Ещё материалы этого проекта
Шике-шике-шике-дриз!
Кем должен был стать мальчик, родившийся с именем Шике Дриз? Например, клоуном! А что – отличное имя для клоуна! И выкрикивать удобно: «Шике-шике-шике-дриз!» – звучит как весёлая, но необидная дразнилка.
29.09.2008
Корнейчуковское
Чарлз Лютвидж Доджсон был оксфордским профессором математики. Братья-сказочники известны в лингвистических кругах вовсе не «Бременскими музыкантами», а первым германским перебоем согласных, он же закон Гримма. А чем знаменит Чуковский, всенародный Дедушка Корней?
13.02.2009
Милость донны Грации
В XVI веке от женщин мало что зависело, если только они не принадлежали к королевским домам. Миром правили мужчины. Но Беатриса возглавила всю громадную империю Мендесов; она управляла банками, купеческими кораблями и торговлей.
15.11.2010
Подсадная утка
Тогда Карандаш вытащил на манеж этих парней: одного, маленького, в телогрейке и кепочке, и другого — длинного, одетого в старое кожаное пальто.
10.12.2013