«Что остаётся от сказки потом?»

«Что остаётся от сказки потом?»

М.-Л. фон Франц. Феномены Тени и зла в волшебных сказках. Пер. с английского В. Мершавка Класс. 2010. Бороться со злом или преодолеть его не так-то просто, ибо зло, согласно учению психоанализа, не вне человека, а внутри.
28.05
Теги материала: психология, рецензии

А вы любите читать детям сказки? Увлекательно? Или вам кажется, что все сказки похожи? А как вам сказочные герои? Переживаете за принцесс, ненавидите ведьм? Кому-то вы сочувствуете, кого-то осуждаете? Чувствуете, что сказки связаны с реальной жизнью? Или вам уже приелось это глуповатое детское развлечение? И сказки вас больше не удивляют?

Тогда самое время открыть книгу «Феномены Тени и зла в волшебных сказках», написанную Марией-Луизой фон Франц, ученицей и сотрудницей Карла Густава Юнга.


В известной аудиоверсии «Алисы в Стране чудес» ископаемый дронт Додо спрашивает: «Что остается от сказки потом, после того как её рассказали?» Вопрос, которым задаются и дети, и взрослые. И хотя мы не можем вернуться в детство с его простодушной цельностью восприятия, сказка ближе к нам, чем мы думаем.

М.-Л. фон Франц постепенно раскрывает связь сказки с сутью человеческой души, с её бессознательным содержанием.

«…можно увидеть, как рождаются сказки: всегда существует ядро парапсихологического переживания или сновидения… Если такая теория происхождения сказки правильная, то волшебные сказки должны отражать основные психологические структуры человека гораздо больше, чем мифы и литературные произведения».

В сказках выражает себя та часть души, которая лежит за пределами рационального сознания, её глубинная природа, оживающая в «алхимической реторте» психоанализа.

«Можно сказать, что по форме архетип состоит из двух частей, одна из которых светлая, а другая тёмная. В архетипе духа сочетаются мудрый старец и деструктивный или демонический колдун, который присутствует в очень многих сказках… Герой должен нести с собой обновление — или же быть великим разрушителем, и притом он может совмещать в себе оба эти качества. Любая архетипическая фигура имеет свою Тень…».

Автор рассматривает сказочное зло во всех его видах и сознательные установки человека, преодолевающие это темное начало или, наоборот, ему содействующие. Всё, что мешает свободному проявлению психической энергии, энергии жизни — это зло. «Когда основной поток энергии при психическом развитии человека блокирован, вы можете употребить метафору, что вода течёт по другим каналам… при полной блокировке потока она порождает в человеческой психике болото, в котором живут змеи… ибо этот поток не достигает своей истинной цели». Используя другую метафору, автор говорит, что «Зло — это скелет, это дух, в котором нет "ни жизни ни любви"… Это деструктивность ради самой деструктивности, которая в какой-то мере существует у каждого человека… Этот вид смерти-духа чаще всего бывает до смерти голодным». Питаясь психической энергией человека, он «протягивает руку скелета для смертельного рукопожатия, от которого не горячеет кровь, не бурлит жизнь…»

Зло многолико, и в борьбе с ним люди готовы продать собственных детей, как в сказках, где герою приходится расставаться с тем, чего он «не знает дома», в обмен на избавление от смерти. Так дети часто становятся заложниками нерешённых родительских проблем и вынуждены сами вырываться из пут зла, в которые попали по вине родителей.


Бороться со злом или преодолеть его не так-то просто, ибо зло, согласно учению психоанализа, не вне человека, а внутри. Вышедший на борьбу должен осознавать, что он сражается прежде всего с собой. «Как когда-то сказал Платон, если что-то человеку кажется злом, значит, какое-то зло попало в его собственную душу». Ещё одна опасность состоит в могущественной притягательности зла. «Нельзя смотреть на зло так, чтобы в ответ не возбуждалась собственная внутренняя струна, ибо зло — это архетип, а каждый архетип оказывает на людей завораживающее действие. Посмотреть на него — значит оказаться подверженным его воздействию». Проблему зла нельзя решить — можно лишь приблизиться к центру собственной личности, «находящемуся вне дуализма добра и зла и борьбы, разворачивающейся между ними».

Зло нельзя победить, говорит Мария-Луиза фон Франц, ставя под сомнение всю многовековую европейскую традицию героического сражения с драконами, от зла можно лишь самоустраниться.

«Существует известная индийская легенда, в которой Марра, властелин демонов, в конце концов решил расправиться с Буддой и его учением, которое ослабляло его власть над человеком. Он решил обратить против него все силы зла и призвал к этому миллионы демонов подземного мира. Вооружённые до зубов и тщательно организованные, они отправились к Будде, чтобы погубить его. Но Будда не дал себя распять… и не стал с ними сражаться… Его просто там не было. В буддийских храмах вы можете увидеть известные скульптуры с изображением пустого лотоса, трона Будды, и двадцати тысяч демонов, размахивающих оружием, но весьма разочарованных тем, что Будды нет дома и они нигде не могут его найти…»

Вместе с тем поток жизни или психической энергии настолько силён, что способен преодолеть или разрушить те уродливые преграды, которые зло воздвигает внутри человеческого существа. Однако он должен быть направлен в подходящее русло, для чего и требуется работа психоаналитика, который обучает своего пациента непротивлению злу.

М.-Л. фон Франц отлично ориентируется в мировом мифологическом наследии, интерпретирует символы легко и разнообразно, тонко чувствует психологический контекст. И для примеров выбраны сказки, от которых захватывает дух, — магические сказки и развернуто-сюжетные: индейские «Дух леса, которого перехитрили» и «Ноги-копья», китайская «Дух лошадиной горы», норвежская «Великан, у которого не было сердца», а ещё «Башмачник и портной», «Верный Иоганн» и «Два брата» из собрания братьев Гримм, «Василиса Премудрая» из собрания русских народных сказок Н. Афанасьева и т.д.

«Миф оказывает магическое воздействие на те области психики, которые не затрагивает интеллектуальная беседа, — пишет автор. — Он придает ощущение deja entendu [уже слышанное (фр.)] и, вместе с тем, всегда чего-то нового и бодрящего».

М.-Л. фон Франц показывает, что все сказочные сюжеты архетипичны, то есть присущи человечеству в целом, а потому могут служить путеводной нитью для самопознания и исцеления любого человека. Потому что после того, как сказку рассказали, от неё много чего остаётся.

Ещё материалы этого проекта
Как Шагал шагал по миру
Наверняка вам никто не скажет, когда Мойше решил стать художником, и вообще, с чего он взял, что его ждёт необычная судьба. Но ведь так и вышло. А всё почему? Потому что в хедере мальчик учился из рук вон плохо: сразу же забывал то, что ему рассказывал учитель.
14.04.2010
Превратности соседства
Классика — это книга, которая живёт много лет и не стареет. Это когда бабушка в магазине ахает: «Вот прямо такого «Рассеянного» мама мне читала в детстве!» — и покупает книгу внукам. А внуки смеются над злоключениями рассеянного чудака так же весело, как их бабушка много лет назад.
28.04.2011
Волшебный эликсир
Макс — симпатичный немецкий мальчишка, живёт вместе с отцом-аптекарем и мечтает иметь собаку. Однажды отец и сын получают в дар от странной старушки бутылку с необычной жидкостью, о свойствах которой поначалу и не подозревают.
12.06.2011
Книжная эволюция
На каждой странице этой книги появляются огромные доисторические животные, размахивают прозрачными крыльями и шевелят антеннами гигантские стрекозы, скачут карликовые лошадки величиной с кошку, трещат костями скелеты древних рептилий...
25.11.2008