Не смейся, квас, не лучше нас

Не смейся, квас, не лучше нас

Вышла новая книга матери-тигрицы Эми Чуа
13.02
Amy Chua, Jed Rubenfeld. The Triple Package: How Three Unlikely Traits Explain the Rise and Fall of Cultural Groups in America, The Penguin Press, 2014

Двести страниц первой книги Эми Чуа, профессора юриспруденции из Йельского университета, посвящены доказательству довольно очевидного факта: дети учатся лучше, если им ограничить время просмотра телепередач, выдать строгое расписание дня и следить за его исполнением. Эми называла себя «матерью-тигрицей», но, откровенно говоря, точно такую же книгу могла бы написать моя личная мама, дай ей Бог здоровья, если бы не считала подобный подход к воспитанию чем-то самим собой разумеющимся. Оглянувшись вокруг, я вижу своих ровесников, которые все до одного были выращены матерями-тигрицами, а в некоторых случаях даже бабушками.

В Советском Союзе не надо было ограничивать время просмотра телевизора.
В нем все равно, помимо «Спокойной ночи, малыши» и редких, каникулярных «Неуловимых мстителей», ничего интересного не показывали. Любой здравомыслящий ребенок предпочитал провести время во дворе, а не за просмотром «Сельского часа». Строгое расписание имелось у каждого, кто ходил в школу, занимался в кружках, и за ним следили даже не родители, а мы сами. Родители ан масс ограничивались подписью в дневнике и беглым просмотром табеля в конце четверти. В общем, ключ на шею, сменную обувь в мешок, скрипку на спину, на трамвайной остановке свистит сырой ленинградский ветер, бьет в лицо мокрый снег. Семь утра, впереди сдвоенная геометрия первым уроком. Это многих славных путь, как говорится.

Машин, опять же ан масс, у наших родителей не имелось, а даже если они и были, то мысль о том, что можно на машине возить ребенка по его надобностям, казалась такой же дикой, как мысль о том, что Советский Союз когда-нибудь прекратит существовать. Освободившись от оков социализма, мы осознали весь ужас подобного репрессивного детства и пообещали себе, что нашему личному потомству мы непременно позволим все, и даже больше.

Американские родители, наши ровесники, не болтались на трамвайных остановках с ключом на шее, но в остальном их воспитание мало отличалось от советского. Идея о том, что мир родителей должен вращаться вокруг ребенка, появилась в Америке не так давно. Поколение сорокалетних было воспитано людьми, читавшими книги доктора Спока. В «Ребенке и уходе за ним» буквально на второй странице говорится следующее: «Родители тоже люди. У родителей свои нужды. У родителей, как и у детей, есть человеческие потребности». С современной точки зрения вышеприведенное — ересь. Плох родитель, который хотя бы полусловом, робко заикнется о личных предпочтениях и желаниях. Да что там, плох родитель, отделяющий свои потребности от потребностей ребенка.

Неудивительно, что и в Америке, и в России теперь популярен еще один труд на тему воспитания детей в современном мире, рассказывающий, почему французские дети едят брокколи, а не швыряются ей за столом. Французские дети в последние несколько лет стали образцом примерного поведения. О них пишут по десять книг в год. Любой, кто вырос в Советском Союзе, едой не швырялся. Наши мамы могли бы сделать огромные деньги, раскрывая секреты своего воспитания, которых, в общем, и не было. Если ребенок не ел то, что ему давали, ребенок не ел вообще. Ничего сложного.

Эми Чуа, развивая свой успех, выпустила еще одну книгу, совместно с мужем, тоже профессором Йеля. С темы воспитания детей они перешли на более общие размышления о том, почему некоторые «культурные группы», как грациозно называют их супруги, преуспевают в Америке больше, чем другие.

Чуа происходит из китайской семьи, ее муж — еврей. Стоит ли говорить о том, что и китайцы, и евреи входят в список «культурных групп»? Иногда поневоле завидуешь людям, не озабоченным тем, что о них подумают другие. Идея, что от связей китайцев с евреями получаются, как принято говорить, «более лучшие» граждане, в книге не пропагандируется, но этого и не надо. Личные дети Эми Чуа тому пример, а о них одна книга уже написана.

Справедливости ради надо сказать, что супруги включают в список «культурных групп» американцев индийского и кубинского происхождения, мормонов и кое-кого еще. Видимо, просто потому, что есть предел самолюбованию и кроме китайцев с евреями книгу еще кто-то должен покупать. Профессора пишут о трех составляющих успеха этих «культурных групп»: комплексе превосходства, неуверенности в себе, заставляющей добиваться успеха, и контролем над импульсивными желаниями.

С тем же успехом можно издать труд «Анна Каренина бросилась под поезд». Даже как-то неудобно говорить о столь очевидных вещах.
О том, что человек, родившийся среди этнического меньшинства, всегда будет чувствовать себя неуверенно и подобные ощущения заставляют его добиваться большего, всегда, до самой смерти. В семь утра, на трамвайной остановке, под мокрым снегом февраля, со скрипкой, как сказано выше. О том, что комплекс превосходства любой, скажем, китаец, получает по праву рождения, просто рассматривая фото Великой Китайской стены. Дизраэли в своей знаменитой диатрибе о предках, молившихся Единому Богу в Иерусалимском храме, сказал все о комплексе превосходства, и повторять нет нужды. О том, что контроль над желаниями пропагандировали еще в древнем Риме, с переменным успехом, но, в общем, довольно удачно. Без этого контроля не построить никакую империю, хоть Римскую, хоть в пределах личной квартиры и дачного участка.

Однако для современного читателя является откровением то, что можно, оказывается, не следовать своим желаниям, а взвешивать их важность по сравнению с целями и выстраивать иерархию. Можно следовать четкому плану, проявляя гибкость там, где это необходимо. Можно чувствовать гордость за своих предков, давших миру бумагу, пельмени или Пятикнижие, и не испытывать стыда из-за этой гордости. С другой стороны, если ты профессор в Йеле, то можно себе позволить написать обо всем этом книгу. Теперь за подобное тебе ничего не будет.

Ещё материалы этого проекта
История еврейского фантазёра
Можете себе представить, что вы оказались в стране, где всё сделано из шоколада? Или вам в руки попало лекарство, которое помогает от всех болезней сразу? Или вдруг (о ужас!) семейство чудовищ собирается приготовить из вас шницель на обед?
17.06.2011
... которые не поздно
Что такое детские книжки? Если вдуматься, выходит, что это книжки со сроком годности: тебе восемь лет — от них не оторваться, тринадцать — и в голову не придёт их открыть. Так, что ли? Да, бывает, что книжки стареют, и умирать они тоже иногда могут. Но если они живые, то, наверное, должны по крайней мере расти и взрослеть? Мы же вот растём и взрослеем — чем они хуже?
21.09.2011
Тётушка Кэти и глупая лошадь
Вадим Левин мечтал стать пожарным, учился на инженера, а в итоге – стал детским поэтом и взрослым учёным. Удивительно, какие повороты иногда происходят в жизни.
11.03.2009
Трудности перевода
В этой книге из ответа на один простой вопрос рождается ещё куча вопросов. С одной стороны, это неплохо – потому что книга может оказаться бесконечной. С другой стороны, она всё-таки заканчивается, что значит – некоторые вопросы остались без ответов. Это плохо.
06.10.2009