Отчего замолчали зонтики

Отчего замолчали зонтики

Аличе Умана. История о поющих зонтиках КомпасГид, 2010
22.07
Теги материала: книги, рецензии, художники

Тёплый июльский вечер, звёзды светят так ярко, что кажется, будто сейчас из них на землю польются горячие золотые лучи. Самое время для задушевной беседы. Не знаю, как у вас, а у меня самые болтливые — старые варежки. Они такого могут порассказать — только уши береги! Вот, например, зелёные из плотных кусачих ниток всегда в курсе последних сплетен. Удивительно, но, пролежав всё лето в дальнем шкафу, они точно знают, почему соседка с нижнего этажа поссорилась с «верхней» и что думает по поводу новых жильцов наш ворчливый управдом. Кожаные дедовские перчатки любят рассуждать о политике, а белые рукавички с помпонами так смешливы, что их просто невозможно взять в руки — тут же начинают хохотать, словно их щекочут.


И всё же, честно говоря, я не очень люблю разговаривать со старыми варежками. Ничего интересного и мудрого они рассказать не могут. Другое дело калоши! Вы когда-нибудь слушали истории, рассказанные старыми калошами? Нет? Вы много потеряли. Старые калоши помнят старые времена. Не те старые времена, когда я была школьницей и носила пионерский галстук, а те старые времена, когда моя бабушка была румяной гимназисткой и в этих самых калошах, начищенных до блеска гуталином, бегала к молочнице за свежей сметаной к оладушкам.

Интересные истории могут рассказать запонки, забавные случаи помнит весёлая плетёная корзинка, довольно скучный рассказик прогудит новый пылесос (никогда не соглашайтесь выпить с ним чаю, ибо прервать унылый монолог невозможно, а дослушать до конца никаких сил не хватит).

И только зонтик, маленький складной зонтик всегда удивлял меня своим молчанием. Он тихо висел в углу шкафа на своей единственной лапке и никогда не присоединялся к традиционным июльским посиделкам под звёздным небом.
Сначала я не понимала, кого же он мне напоминает, пока однажды не прочитала в книге:

«Зонтики относятся к семейству летучих мышей.
А ещё и у тех, и у других перепончатые крылья, в которые они закутываются во время сна, гладкая блестящая кожа и вытянутые узкие морды. Да и спят они вниз головой».

Нельзя сказать, что мне очень нравятся летучие мыши, но, по крайней мере, я их не боюсь, как старые калоши. Кстати, калоши и поведали мне большой секрет. Оказывается,

«…в давние времена зонтики жили припеваючи огромными общинами в горах Каранужа, что на севере Фоибои, а если точнее, в долине Вуэналь, где дождь идёт шесть месяцев в году».


Но даже не это главное. Главное, что зонтики, оказывается, умели петь!
Только представьте себе. Поле — бескрайнее поле, зелёная сочная трава, умытая утренним дождиком, где-то на горизонте бредёт сонная лошадь, запряжённая в телегу (не забывайте, что дело происходит в давние времена). За горизонтом — горная гряда Каранужа. А по полю, сколько может охватить взгляд, красные, белые, синие и зелёные, в полоску и в крапинку, в радугу и в цветочек — скачут на ножках зонтики разных размеров, и поют, поют, поют на все голоса весёлые песни, словно ничего лучше в мире нет, чем скакать по полю на одной ножке и петь вот так на рассвете.
Удивительная картина получается, удивительная. Но что же случилось, почему они больше не поют?

Сначала я пыталась разговорить свой зонтик. Доставала его из шкафа и, когда никого не было дома (мало ли, что подумает муж, если увидит, как я разговариваю с зонтиком, который, к тому же, молчит в ответ), рассказывала ему о своей жизни. «Может, он разоткровенничается в ответ», — думала я и шептала в коричневые плащевые крылья свои маленькие секреты. Но зонтик молчал. Потом я решила ему спеть. Но стоило начать, как зонтик весь сжался, а стальные спицы задрожали. Я заподозрила, что с моей песней что-то не так, а может, зонтик просто предпочитает сопрано, и замолчала.
Тогда старые мудрые калоши, приподняли крышку обувного ящика и сказали:
— Прочитай «Историю о поющих зонтиках», и ты узнаешь их грустную тайну…

Ещё материалы этого проекта
За наше счастливое детство
"Сталинский нос" - первая попытка книгоиздателей поговорить с российскими школьниками о событиях эпохи Большого Террора.
05.03.2013
Два Маршака
У новой книжки не один автор, а два, и оба они — Маршаки. Первый — наш старый знакомый Маршак. А другого зовут Александр Маршак, его стихотворения — завершают книгу. И этот второй Маршак — внук первого.
07.10.2010
Сказки-про-жизнь
"Сказки про Марту" — по-настоящему детская книжка, написана о детях и для детей, причём наполовину — для самых маленьких. На вторую половину — для тех, кто постарше.
02.07.2011
Зоопарк и психология
Как понять, почему радуешься-радуешься, а потом вдруг грустно; вчера был всем доволен, а сегодня (хотя вроде ничего и не случилось) — плачешь? Без специальной книжки никак не разобраться даже взрослым, а уж детям!
15.12.2009