Странная книжка для взрослых детей

Странная книжка для взрослых детей

Пал Бекеш. Сокровища на улице Сына Белой Лошади КомпасГид, 2010. Перевод Т. Воронкиной
17.03
Теги материала: книги, проза, рецензии

Как только ты открываешь книжку и видишь, что сюжет действительно разворачивается по адресу улица Сына Белой Лошади, дом 13, ты понимаешь: ничего нормального от книги ждать не стоит. Так и есть, история совершенно ненормальная.


Живут в многоквартирном доме люди, дети, а заодно — барсук на пенсии. Может быть, в этом доме обитают и внуки Белой Лошади с правнуками, коты и собаки разных пород, но про них в книжке не рассказывается. А рассказывается про людей и барсука, который умнее многих людей. Что, конечно же, совершенно нормально для ненормальной книжки.

С другой стороны, многие детские книжки кажутся не совсем нормальными, если ты уже вырос. Например, в пять лет никто не задаётся вопросами: как уличный продавец может оставить без присмотра ящики с апельсинами и почему сотрудники зоопарка не вызвали милицию, ветеринаров и санэпидстанцию, обнаружив неизвестного науке зверька? Или почему к родителям Дяди Фёдора не пришли сотрудники детской комнаты милиции, а только почтальон? И как так вышло, что людей, сознательно оставивших ребёнка на попечении говорящих собаки и кошки, не увезла скорая психиатрическая помощь?

Вот и с барсуком та же история: в пять лет — совершенно нормально жить по соседству с говорящим зверем, который вдобавок коллекционирует почтовые марки. А если тебе, например, десять — возникают вопросы, много вопросов. Зато в двенадцать — опять всё отлично. Говорят, именно к этому возрасту дети окончательно расстаются с иллюзиями, но зато уже умеют мыслить абстрактно. А абстрактное мышление просто необходимо для чтения таких вот книг. Потому что они не совсем детские.


Сейчас вообще модно издавать странные книжки для взрослых детей. Вроде тонкие, текста мало, зато картинок много — и всё равно нельзя сказать, что книжки прямо-таки детские. Картинки, скажем честно, странноватые. Как минимум, непонятные. Да и с текстом та же история: предложения несложные, сюжет очевидный, однако что-то постоянно ускользает. Кажется, вот-вот поймаешь, а ничего не получается.

Ты представляешь, размышляешь, обсуждаешь с друзьями, родителями, крутишь историю в голове так и эдак, и вроде уже всё понятно, ещё чуть-чуть бы, но нет… Что ж, это значит — ты вырос. Ты умеешь думать, фантазировать, сомневаться, рассуждать. Осталось повзрослеть ещё совсем чуть-чуть, и тогда ты узнаешь, что в книжках, как в жизни, всегда существует то, что невозможно понять до конца. Это нормально: и в книжках, и в жизни. А когда ты совсем вырастешь, то согласишься, что это не только нормально, но и прекрасно. И в книжках, и в жизни.

Ещё материалы этого проекта
Если твой дедушка — фашист
Беате Тереза Ханика по-немецки обстоятельно описывает нам день за днем из жизни девочки-подростка. Но эта книга не только о ней, а о современной Германии. Тут и приезжие с Востока, и дедушка-фашист, и неприятный отец, и измученная мать.
08.02.2012
Тайна шахматной королевы
Во времена Льва Кассиля не было ни Интернета, ни телевизора. Жители Покровской слободы страшно гордились своими новенькими звонками и вешали на крыльце таблички: "Просьба не дербанить в парадное, а сувать пальцем в пупку для звонка".
11.11.2008
В гнезде аистином всё чинно и тихо
Жило однажды на свете одно аистиное семейство: мама-аистиха и папа-аист. Совсем молодые ещё птицы, недавно поженились. И должны у них были в скором времени появиться дети – крошечные аистята.
06.04.2009
«Что остаётся от сказки потом?»
В известной аудиоверсии «Алисы в Стране чудес» ископаемый дронт Додо спрашивает: «Что остаётся от сказки потом, после того как её рассказали?» Вопрос, которым задаются и дети, и взрослые. И хотя мы не можем вернуться в детство с его простодушной цельностью восприятия, сказка ближе к нам, чем мы думаем.
28.05.2010