Только не мой мозг

Только не мой мозг

Эмиграция плюс материнство — сочетание сложное
8.10
Книга канадки Карен Ле Бийон «Французские дети едят все» продолжает серию англоязычных книг, в которых обсуждается (или впрямую рекламируется) подход к воспитанию, противоположный условному «американскому». Тут сразу вспоминается Эми Чуа и ее «Боевой гимн матери-тигрицы» (китайское воспитание VS американское), но непосредственный предшественник Ле Бийон — Памела Друкерман и ее книга «Французские дети не плюются едой».

Американка Друкерман и канадка Ле Бийон попадают во Францию и поражаются тому, как хорошо ведут себя французские дети. Чтобы раскрыть секрет, они присматриваются к французским родителям. Карен Ле Бийон (как можно догадаться по фамилии, ее муж — француз) сосредотачивается на теме еды, но пишет не только о гастрономической культуре, но и о воспитании вообще, потому что отношение к еде — это основа французской identity. Духовная, как сейчас принято говорить, скрепа. Французские персонажи книги говорят о еде с истинно религиозным пылом и осуждают американцев с их фастфудом как еретиков или язычников.

Для пущей наглядности Карен Ле Бийон сгущает краски. Ее дети едят только макароны, крекеры, молочные продукты и сладости, а во французском детском саду, школе и в гостях у родственников им предлагают рыбу, свекольное пюре и артишоки. Учительница не разрешает давать детям еду с собой, и крошки голодают, поскольку не приучены есть овощи.

Первое, что приходит в голову, когда читаешь книгу:
1. Российские матери — немного французские. Педиатры рекомендуют давать овощное пюре в качестве первой еды после молока. Родители хотят поскорее перевести детей на взрослый стол, слова «он ест то же, что и мы» звучат гордо. Многие не одобряют перекусов. Только вот продукты вряд ли настолько хороши, как на рынке в Бретани.
2. Надо бы накрыть стол скатертью и чаще устраивать неспешные семейные обеды.
3. Как же хорошо, что я не живу во Франции!

Карен хочет приучить своих дочек есть полезную и вкусную еду и не бояться пробовать новое. Для этого она исследует французскую ментальность и привычки и с североамериканской обстоятельностью составляет нумерованный список Французских Правил Питания, который повторяет потом раз десять.

Французское правило питания №6
Блюдо может не понравиться, но попробовать его нужно обязательно.
Французское правило питания №7
Не больше одного перекуса в день! И не за час до еды.


Со временем обе девочки начинают говорить по-французски, забывая английский, научаются есть свекольное пюре и вообще — не капризничать. Но сама Карен понимает, что она навсегда останется во Франции чужой. Она не может привыкнуть к строгости неписаных правил и ксенофобии. Семья возвращается в Ванкувер и пытается нести в канадские школы французскую культуру питания. Рецепты — в конце книги.

Обсуждать все это не слишком интересно. Понятно, что полезнее есть органические овощи и изысканные десерты, чем полуфабрикаты и химические сласти, а неспешно ужинать всей семьей лучше, чем жевать сэндвичи перед телевизором. Не вызывает сомнения, что детям нужен режим и дисциплина, однако французские родители иногда перегибают палку. Автор книги многое упрощает и идеализирует: наверняка не все французские дети ведут себя идеально и «едят все».
Но очень любопытны детали, не относящиеся напрямую к теме питания. Оказывается, во Франции детей не только кормят по-другому, но и одевают «как взрослых» (никакого засилья розового для девочек), покупают им другую мебель и читают совсем другие книжки (меньше волшебных сказок и историй).

Намного интереснее поговорить о героине книги — женщине с высшим образованием, работой в университете и двумя дочками. Мы знаем, что она училась в Англии, вышла замуж за француза, поселилась с ним в Ванкувере, а потом решила переехать на год во Францию. До этого момента героиня выглядит самостоятельным человеком, который умеет принимать решения. Однако все, что связано с воспитанием детей, вызывает у нее фрустрацию. Конечно, это нужно для книги, построенной по принципу «Проблема — десять шагов к решению — законный триумф». Но в чем, собственно говоря, проблема? У детей от плохого питания портятся зубы, болят животы, развивается ожирение? Нет, основная проблема — осуждение французских родственников и соседей. Героиня ощущает неодобрение окружающих как физическую муку. Раньше она руководствовалась некоторыми принципами естественного родительства и была не слишком довольна, потому что сильно уставала, но от своей стратегии не отступала. Попав во Францию, немедленно подвергла сомнению все то, чему следовала пять лет. Карен смотрит на своих дочерей, да и на себя саму, исключительно чужими глазами. Она готова отказаться от приглашения на обед, потому что боится, что о них плохо подумают. Но потом соглашается — тоже из страха показаться невежливой. И пока французские дети все едят, их мамы едят мозг бедной Карен. Героиня как будто перестает быть взрослой, не может защитить ни себя, ни детей. Свекровь бьет ее дочку по руке за то, что та взяла крекер в неурочное время. Карен чувствует себя униженной, считает, что и для дочки это унижение, но никак не реагирует. В магазине кассирша и покупательницы в резкой форме делают ей замечания, когда она дает детям перекусить на ходу. Вместо равнодушия или раздражения она испытывает стыд. Она постоянно чувствует, что ее оценивают, и страдает от этого.

Это хороший пример того, как материнство меняет жизнь многих женщин — и, увы, не в лучшую сторону. Оно делает их уязвимыми — внезапно оказывается, что нет никакого стержня, опоры, ориентира, и чужое мнение приобретает слишком большой вес. Не все справляются с этой нагрузкой успешно (научиться вкусно готовить и написать книгу — хороший вариант). Особенно ярко это видно, когда женщина после родов поселяется в чужой семье или стране. Эмиграция плюс материнство — сочетание сложное, однако не все выбирают стратегию «стыдиться и приспосабливаться». Есть разные варианты поведения, но это уже другая, не детская, история.

Ещё материалы этого проекта
Путешествие в Страну Вообразилию
Вы когда-нибудь бывали в Вообразилии? Эту удивительную страну придумал писатель Борис Заходер. В ней живут разные звери: сильные и беззащитные, добрые и вредные, умные и не очень.
16.09.2008
Учебник свободы для детей
Книга Александра Шарова «Человек-Горошина и Простак» не забывается вообще никогда. Можете проверить на своих детях. Лет через десять-двадцать поговорим.
10.11.2009
Книжная эволюция
На каждой странице этой книги появляются огромные доисторические животные, размахивают прозрачными крыльями и шевелят антеннами гигантские стрекозы, скачут карликовые лошадки величиной с кошку, трещат костями скелеты древних рептилий...
25.11.2008
Челюсти. Акварель
После «Акул» остается впечатление, что морские легенды о Левиафане и Кракене — вовсе не легенды, а рассказы мезозойских старожилов. Дети — в восторге. Взрослые меланхолично думают о том, что люди на Земле — странная случайность, результат нелепого стечения обстоятельств.
08.02.2013