Вспомнить детство

Вспомнить детство

Льюис Кэрролл. Алиса в Зазеркалье. Пер. В. Орла "Студия 4+4", 2011
17.11

«Студия 4+4» выпустила «Алису в Зазеркалье» с иллюстрациями художника Геннадия Калиновского — ремейк знаменитой книжки, изданной «Детской литературой» в 1980 году. Тогда тираж был 100 тысяч, цена — рубль восемьдесят, и книга разошлась на ура. Переиздавалась дважды, Калиновский получил диплом имени Ивана Фёдорова в 1980-м и 1982-м. В интеллигентской среде советского периода это было одно из тех изданий, по которому опознавали своих.


Теперь книга появилась снова. Это не репринт. Текст остался прежним — перевод Владимира Орла. Иллюстрации — те же самые. Изменился полиграфический уровень и смысл, который издатель вложил в своё детище.

Дизайн обложки, расположение иллюстраций в тексте и игры с границами между текстом и картинкой превращают рассматривание книжки в увлекательный квест, которым, собственно, путешествие Алисы и является. К тому же дизайнер максимально точно соотнёс картинки с текстом. Рамки, чётко отделявшие их друг от друга в советском издании, исчезли. Между текстом и рисунками — подвижные границы. Это создаёт пространство для игры.

Калиновский сделал иллюстрации двух видов: полутоновые и штриховые. Первые занимают лист или большую его часть и требуют вдумчивого разглядывания. Вторые — это чёрные, стремительные и угловатые фигурки, которые скачут, падают, летят кувырком, разыгрывают текст. Если Топсик падает, то на странице сразу видно, как больно и неловко он шлёпнулся.

По словам издателя «Зазеркалья» Дмитрия Аблина, он сделал эту книжку не из ностальгических соображений. Такой тренд сейчас тоже существует — в нём чувствуется сентиментальная тоска по советскому детству, и только. Но нет смысла повторяться — что толку делать то же самое тридцать лет спустя? Идея в том, чтобы обернуться назад, посмотреть, каким было то хорошее, что было. Традиция живёт не бездумным повторением удачных образцов, но их переосмыслением в сегодняшнем контексте.


Калиновский умер в 2006 году и в последние годы был не слишком востребован издателями. Он всегда работал медленно. Над иллюстрациями к «Зазеркалью» — полтора года. В те годы можно было позволить себе такую роскошь, как время. В современный издательский цикл старые темпы не вписываются: в советском прошлом художника ограничивала идеологическая система, в несоветском настоящем — рыночные отношения. Но хорошие книжки выходили тогда и выходят теперь. Изменились лишь препятствия.

Художник проиллюстрировал обе сказки Кэрролла: и «Алису в Стране чудес» (в переводе Бориса Заходера), и «Алису в Зазеркалье» (в переводе Владимира Орла). Калиновский говорил об этой работе, что дети не терпят сюсюканья и заигрывания — то есть когда им демонстрируют, что они маленькие и не понимают, а снисходительные взрослые сейчас покажут и расскажут. Калиновский рисовал сложные картинки. Он считал, что непонятные вещи будоражат ребёнка и провоцируют его воображение. Тем более, «Алиса» — книжка многослойная: есть что почитать и посмотреть хоть детям, хоть родителям.

Это новая книжка старого художника, её снова будут читать и разглядывать нынешние дети. Теперь она для них. Её можно смотреть долго, с удовольствием листать страницы плотной, чуть шероховатой бумаги. Возвращать на полку, доставать снова. И так — до бесконечности.

Ещё материалы этого проекта
Дети разных народов
Дома, в Голландии, их зовут Йип и Янеке. Однако в разных странах двух друзей называют по-своему: в Англии – Джим и Дженнифер, в Германии – Хайнер и Ханни, в России – Саша и Маша.
20.08.2008
... которые не поздно
Что такое детские книжки? Если вдуматься, выходит, что это книжки со сроком годности: тебе восемь лет — от них не оторваться, тринадцать — и в голову не придёт их открыть. Так, что ли? Да, бывает, что книжки стареют, и умирать они тоже иногда могут. Но если они живые, то, наверное, должны по крайней мере расти и взрослеть? Мы же вот растём и взрослеем — чем они хуже?
21.09.2011
Пиастры! Пиастры! Пиастры!
– Смотри-ка, Капитан Флинт! – швыряет книгу на стол одноногий Сильвер. – Я тебе подарок принес. Мальчонка Джим Хокинс и доктор Ливси книжку накатали о нашем плавании. "Остров сокровищ" называется, хе-хе. Учёные люди, не чета нам.
03.03.2009
Между небом и землей
Ванго путешествует на цеппелине по всей Европе: начав с Парижа, роман пронесет читателя по всей Европе, России и Южной Америке, переплетая реальных и вымышленных исторических персонажей, места и события, которые приведут молодого человека к истине. Преследуемый за преступление, которого не совершал, Ванго должен раскрыть тайны своего рождения, сложив цепочку загадочных символов.
12.06.2014