За наше счастливое детство

За наше счастливое детство

В издательстве "Розовый жираф" вышла очень важная книга.
5.03

В издательстве «Розовый жираф» вышла очень важная книга — «Сталинский нос».


Это первая попытка книгоиздателей поговорить с российскими школьниками о событиях эпохи Большого Террора. Автор «Носа» — художник Евгений Ельчин, бывший петербуржец, с середины восьмидесятых — житель США. Он же — и автор иллюстраций, которых в книге лишь немногим меньше, чем текста.

Стоит отметить, что это переводное издание («Сталинский нос» был изначально написан по-английски и адресован американским школьникам, а потом переведен на русский), книг для детей о сталинизме и репрессиях, написанных российскими писателями, пока еще нет.

В центре сюжета — сутки из жизни московского школьника. Два вечера — два полюса: вот Саша Зайчик ждет с работы любимого папу, офицера НКВД, непримиримого борца с врагами товарища Сталина; мальчик радуется, что завтра его будут принимать в пионеры. А вот Саша Зайчик, в мгновение превратившийся в сына врага народа, в школьную парию, в беспризорника, стоит в бесконечной очереди на Лубянке.



«Я смотрю на памятник и думаю: а что, если это не памятник, а сам товарищ Сталин? Стоит, смотрит с высотищи, наблюдает. Охраняет Москву. А внизу черные точечки блестят, мчатся во все концы по снежным улицам. Точечки эти все ближе и ближе, растут на глазах, превращаются в машины. А машины не простые, машины специальные, сделаны из стали и пуленепробиваемого стекла. Эти машины Органам служат.

Я-то знаю — у папы на работе такая машина. Каждую ночь по приказу Вождя машины летят мимо нашего дома. Но сейчас одна не мимо летит, а прямо в наш двор заворачивает.
Слышу тормоза. Мотор не выключили, хлопнули дверцами и застучали сапогами по лестнице. Потом звонок дверной как жахнул:

Дзинь, дзинь, дзинь, дзинь, дзинь.

В нашей коммуналке народу много, но мы по звонкам знаем, к кому пришли. Мы звонки считаем. Один звонок — к Шульманам. Два — к Ивановым. Три — к Щипачевым. Четыре — к Козловым. Пять — к нам, и так далее, до самых последних, Лодочкиных, — к ним звонить двенадцать раз.

Дзинь, дзинь, дзинь, дзинь, дзинь.

Пять. Значит, к нам.
— Папа, папа, там за тобой машина пришла. По приказу товарища Сталина!

Дзинь, дзинь, дзинь, дзинь, дзинь».

Язык «Сталинского носа» — рассчитанного на детей старше 12 - скорее подошел бы для младшеклассников, и у взрослого может вызвать иронию (как и весь набор штампов, обязательных для рассказа о той эпохе) — зато никаких сомнений, что ученик средней школы с книгой справится без труда. Это очень простая книга об очень сложных вещах. И как часто бывает в таких случаях, она оставляет больше вопросов, чем дает ответов. Точнее сказать, ответов она не дает вовсе. Собственно, это и есть то самое, важное. «Сталинский нос» дает повод детям задать множество вопросов, а родителям — отвечая на эти вопросы, начать разговор, который, возможно, они сами не знали, как повести. Теперь этот разговор состоится в любом случае.

Кстати, на ту же тему беседуют сегодня в «Мемориале». «Розовый жираф» и «Международный Мемориал» проводят презентацию «Сталинского носа» и круглый стол для родителей, педагогов и библиотекарей «Как говорить с детьми о сталинизме».

Модератор — директор Института книги Александр Гаврилов.

Участники круглого стола:
•историк, руководитель проекта «Человек в истории. Россия — ХХ век» «Международного Мемориала» Ирина Щербакова;
• преподаватель истории в Европейской гимназии, автор учебника «История 20-го века» Игорь Долуцкий;
• историк, член правления «Международного Мемориала» Борис Беленкин;
• психолог, руководитель детского книжного автобуса «Бампер» Анна Тихомирова;
• заместитель директора Киевской центральной библиотечной системы Елена Лобанова-Гольдштейн;
• литературный критик, спецкорреспондент ИД «КоммерсантЪ» Анна Наринская.

Вопросы для обсуждения:

• Разница детского и взрослого восприятия художественных текстов.
• «Сталинский нос» как спусковой крючок разговора взрослых с детьми о тяжелом историческом опыте.
• С какого возраста можно говорить с детьми?
• К каким методам, средствам могут прибегать взрослые, разговаривая с ребенком на эту тему?
• Как подробно нужно обсуждать с детьми? Стоит ли умалчивать об особенно травматичных исторических событиях? В какой момент необходимо остановиться? И нужно ли?

5 марта, 18:00, Каретный Ряд, д. 5/10, вход свободный.

Ещё материалы этого проекта
Такие разные люди
"Пруд Белых Лилий" – продолжение романа Анники Тор "Остров в море". Книги рассказывают о жизни двух еврейских девочек, Штеффи и Нелли, во время второй мировой войны.
23.09.2008
Генерал, который любил цветы
Генерал Йошпур больше всего на свете любил армию. Начищенные блестящие сапоги, грохот маршей, порядок и дисциплину. Он очень хотел быть самым знаменитым генералом. Таким крутым, чтобы ему завидовали все остальные военные. И не только они.
15.07.2010
Превратности соседства
Классика — это книга, которая живёт много лет и не стареет. Это когда бабушка в магазине ахает: «Вот прямо такого «Рассеянного» мама мне читала в детстве!» — и покупает книгу внукам. А внуки смеются над злоключениями рассеянного чудака так же весело, как их бабушка много лет назад.
28.04.2011
Только не мой мозг
Книга канадки Карен Ле Бийон «Французские дети едят все» продолжает серию англоязычных книг, в которых обсуждается подход к воспитанию, противоположный условному «американскому».
08.10.2013