В меру своей испорченности

В меру своей испорченности

15.11

         Как вы относитесь к сюжету, столь частому в детских книжках, когда ребенок находит друга — доброго, отзывчивого, практически идеального, но — взрослого. Часто бывает, что главный герой сирота (чем меньше сирот в жизни, тем больше их в литературе), поэтому мнения родителей спрашивать не нужно, но если родители все-таки присутствуют в повествовании, позволят ли они своему ребенку отправиться навстречу приключениям в компании взрослого друга? Если этот друг, скажем, веселый старичок, или добрая старушка, или хотя бы женщина — это еще куда ни шло. А как быть, если друг ребенка — мужчина цветущего возраста? А в сказочном путешествии ведь пригодится именно такой друг, сильный и мужественный, — чтобы мог сразиться с врагом, помочь юному герою, если «вдруг будет пропасть и нужен прыжок», — а вовсе не веселая старушка, которую саму нужно переводить через дорогу.

Вы бы разрешили своей десятилетней дочке путешествовать в лодке в компании холостого мужчины со странностями? Вам бы понравилось, если бы у вашего восьмилетнего сына завелся взрослый друг, который ночевал бы у него в ваше отсутствие? Если бы ваш знакомый признался, что провел несколько ночей в пустыне в обществе маленького ребенка, вас бы это не удивило? А если бы ваша няня вдруг, без предупреждения, вместо прогулки повела ваших детей в гости к своим знакомым, причем весьма сомнительным?

Мультфильм «Алиса в Стране чудес», выпущенный Киевнаучфильмом в 1981 году начинается таким закадровым текстом: «Автор этой сказки Льюис Кэрролл… Он сочинил ее потому, что его об этом просили маленькие девочки — его добрые друзья». Тридцать лет назад эта фраза звучала довольно напыщенно, но, вероятно, не была двусмысленной, как сегодня. Тогда в каждом взрослом, проявлявшем интерес к ребенку, еще видели бескорыстного друга и наставника, Льюиса Кэрролла, сегодня — скорее Гумберта Гумберта. В контексте сегодняшней культуры дружеская пара «Алиса — Додо» непредставима. История дружбы взрослого летчика с Маленьким принцем — подозрительна. Отношения Малыша и Карлсона — неоднозначны.

Моя коллега Яна Шенессо, с которой мы обсуждали историю переводов Астрид Линдгрен на разные языки, предложила сравнить иллюстрации к старому французскому и новому изданию «Карлсона». В первом случае перед нами малосимпатичный мужичок и довольно большой мальчик. Эта картинка вызывает некоторый эстетический дискомфорт. Во втором — мы видим маленького мальчика и бесполого вневозрастного Карлсона. На мой взгляд, эти два Карлсона наглядно отражают общественные стандарты разных эпох.

Действительно, если Карлсон взрослый мужчина, то все эти игры в палатку, полеты к нему домой и совместные ночевки с позиции родителя смотрятся уж очень странно. Гораздо проще воспринимать его как мальчика-хулигана, выдающего себя за «мужчину в самом расцвете сил». Тогда все встает на свои места. Малыш, которого старшие брат и сестра не воспринимают всерьез, нашел себе друга постарше, ребенка неопределенного возраста.


Вневозрастные персонажи были популярны в детской литературе во все времена. Муми-тролль и Снифф — явно дети, но вот они встречают Снусмумрика, который живет в палатке и курит трубку. Кто он — ребенок или взрослый? Удобнее всего считать его подростком, старшим другом, с которым Муми-тролль делит комнату. А Чебурашка и Крокодил Гена — они два взрослых друга? Тогда почему Гена носит Чебурашку на руках и записывает в школу? И о чем думали родители девочки Гали, когда та пошла знакомиться по объявлению домой к взрослому крокодилу? А герои Винни-Пуха? Что из себя представляет Пятачок, которого купает добродетельная Кенга? Кто он — ребенок или малогабаритный взрослый? Если он ребенок, то выходит, что она купает чужого ребенка, а если он мужчина, тогда ситуация и вовсе щекотливая: получается, что Кенга купает чужого мужчину!

Чтобы избежать двусмысленности, взрослые друзья заменяются друзьями неопределенного возраста, а спонтанные взрослые друзья — взрослыми друзьями при исполнении. Если взрослый проводит время с детьми в рамках своих служебных обязанностей и получает за это зарплату, в отношении него еще действует презумпция невиновности. Современный бдительный ребенок не пойдет гулять по крыше с незнакомым мужчиной, залетевшим к нему в окно, не отправится ночью в зоопарк с безответственной няней, а вот в поездку с классом — запросто. Вот там-то вся эта компания — 20 детей и единственный взрослый — и пустится во все тяжкие совершенно безнаказанно.

А классические пары вида «взрослый — ребенок» в детских книгах будут встречаться все реже. Кто поведет ребенка навстречу приключениям? Если ребенок мальчик, то его поведет девочка. В англоязычных книгах сегодня ведущие — девочки, а ведомые — мальчики, таков золотой стандарт. А вот если ребенок девочка, то никуда не денешься — придется послать за бабушкой Карлсона.

Ещё материалы этого проекта
Клановое чувство
Сколько поколений нужно, чтобы распалась мечта об идеальном доме, где огромный клан собирается на семейные обеды? Обязательно ли стараться наладить контакт с людьми только потому, что они твои дальние родственники? Когда следует признать, что большая семья, где все друг друга искренне любят и все друг другу интересны, — это давно уже бабушкины сказки?
23.06.2015
Игры без правил
В книжках пишут, что с детьми надо практиковать активное слушание, использовать «я — ты»-сообщения и играть в ролевые игры. Тогда детям будет проще вырасти, а родителям представится уникальная возможность сохранить остатки рассудка.
13.04.2011
Найди 5 отличий
Между российской и израильской школой можно найти не пять, а сто пять отличий, но и сходств предостаточно
19.09.2013
Берсерк и пофигист
Младший сын пишет ЕГЭ. Я привычно злюсь и точу зубы в преддверии апелляций. Лютой ярости прошлого года, когда школу заканчивал старший и мы впервые столкнулись с этим педагогическим креативом, уже нет. Есть ярость привычная, деловитая.
23.06.2014